Вот уже два с половиной года как все кандидаты в приемные мамы-папы, прежде чем принять ребенка, оставшегося без попечения родителей, в свою семью должны пройти особые курсы. «Зачем нам это надо?» — самый популярный вопрос среди кандидатов. «Разве мы не сможем воспитать чужих, если своих воспитали?» — это тоже интересно. Попытаемся найти неочевидные ответы на эти очевидные вопросы.

Задача нашей школы для приемных родителей заключается в том, чтобы приемные родители и приемные дети чувствовали себя счастливыми вместе. Ведь именно для счастья дети появляются в семье, и неважно, каким способом это появление организовано. Мы хотим, чтобы счастья было больше.

Хочу рассказать о том, что такое Школа приемных родителей и чему там учат взрослых состоявшихся людей.

1. Приемный ребенок принципиально отличается от ребенка, растущего в семье. Любой и всегда.

Человек «со стороны», человек «не в теме» не понимает не только детей из сиротской системы, но и своих реакций на них. Взрослые люди вдруг обнаруживают, что маленькие дети способны «вытащить» из них такой уровень неприятия, раздражения, агрессии и еще много чего, что пугаются сами себя. И если при выстраивании отношений с собственным ребенком, принесенным из роддома в беленьком кулечке, зачастую спасает родительская интуиция, то в ситуации с ребенком приемным она «молчит» или «сбоит». Как правило, те трактовки, которые придумывают приемные родители, очень далеки от реального положения дел.

Главное: все дети-сироты пережили очень сильный травмирующий опыт потери семьи. Кто-то с рождения оказался в сиротской системе и вообще не знает, что такое мама и папа, кто-то прожил в неблагополучной семье начало жизни, а у кого-то семья сначала была вполне нормальной, а потом «сломалась». Но травму потери получил каждый, без исключений. Эта травма может быть ребенком не осознана (например, он не помнит биологических родителей и даже сиротское учреждение), но она все равно есть.

Кроме того, дети из сиротской системы не однажды переживали обман со стороны взрослых при формировании привязанности и любви. И это тоже происходит с каждым ребенком: если он в системе с рождения, то после роддома ребенок оказывается в больнице, потом – в доме ребенка, потом его переводят в детский дом для более старших детей. И каждый раз он ищет в медсестрах, нянечках или воспитателях маму и папу – и, конечно, не находит. Ему не к кому привязываться, некого любить. И его тоже никто не любит. То же самое, но с вариациями происходит и у детей, потерявших семью в более позднем возрасте.

При этом все взрослые осознают, что если, например, муж бросает любящую жену, то жена переживает трагедию. Или муж погибает – тоже все понятно. Но по отношению к маленьким детям мы этого понимания почему-то лишены: нам кажется, что им одинаково и с одной ласковой и доброй воспитательницей, и с другой. Тогда как для ребенка травма привязанности гораздо более тяжела, чем для взрослого. По большому счету, для ребенка наличие взрослого, с которым выстроены отношения привязанности, – это фактор выживания, а для взрослого вопрос все-таки так не стоит.

На эти специфические травмы детей-сирот накладываются еще и индивидуальные их особенности, которые есть у каждого, и все вместе дает очень своеобразные поведенческие результаты и непременно – задержку в развитии. Ребенку в сиротской системе развиваться некогда, он выживает.

2. Приемного родителя всегда подстерегают неожиданности

Обычный человек и сироту представляет себе вполне обычно, для большинства это образ из книжек Диккенса: голодный и несчастный ребятенок ждет маму, и момент, когда она появляется и забирает его «с собой» – это финал, это счастье, это сбывшиеся мечты, это слезы благодарности.

На деле все случается иначе: ребенок не благодарен приемным родителям, он им не доверяет, ведь весь его предыдущий опыт говорит о том, что доверять взрослым опасно. Почему вдруг сейчас все должно пойти иначе?

И приемный родитель фактически занимается «сменой картины мира» вручную. Работа долгая, сложная и требующая «тонкой настройки».

3. Родительские ожидания и страхи

 Когда человек приходит в ШПР, у него в голове смесь «розовых очков» и каких-то жутких ужасов, которые ему снятся в страшных снах. И как правило, ужасы совсем не такие ужасные на самом деле.

Больше всего боятся, конечно, пресловутых генов. Тут – целый букет стереотипов. «Яблоко от яблони…», «сколько волка ни корми…», «от осинки апельсинки…».

Второй по значимости – это страх болезней. Многие очень сильно боятся психиатрии и видят ее буквально в каждом повороте головы ребенка.

И очень-очень мало таких, кто готов брать практически любого ребенка. Кто осознает, что его ресурса (и человеческого, и финансового) хватит на все. Но и такие люди тоже, к счастью, есть.

В сущности, ожидания приемных родителей ничем не отличаются от ожиданий родителей биологических. Все хотят, чтобы ребенок был здоров, чтобы он любил маму с папой, чтобы он был успешен и социально адаптирован. Обычные, совершенно не стыдные желания.

Только путь к их исполнению у биологических родителей и у приемных очень разный.

4. Как учат в Школе

В нашей Школе все организовано так, чтобы занятия были действительно реальной помощью родителям. У нас всего три лекции, остальные занятия – это полный спектр доступных сегодня интерактивных методик, в том числе ролевые игры, тренинговые упражнения, работа с пластилином, карандашами, красками, работы в мини-группах, в парах, просмотр видеофильмов и их обсуждение. Мы даем будущим родителям возможность самим прочувствовать, что происходит с ребенком в сиротской системе, что испытывает ребенок при потере родителей.

Важная часть нашей работы – это анализ мотивации. При этом мы не анализируем наших слушателей и их мотивы, мы позволяем людям самим узнать о сильных и слабых сторонах той или иной мотивации и понять, что происходит именно с ними. Такой подход позволяет не оценивать, правильная ли и достаточно благородная мотивация у обучающегося, а помочь ему осознать собственные риски и ресурсы, которые будут реализованы при принятии ребенка в семью. Это не оценочная, а именно аналитическая работа.

5. Кто учит в школе

Специалисты Центра – педагог-психолог, специалист по социальным вопросам, специалист по юридическим вопросам органов опеки и попечительства, приёмные родители, ранее прошедшие курсы приёмных родителей. После курсов слушатели получают:

Веру в себя, реально оценивая свои силы и возможности;

Получают юридическую консультацию и разбираются в законодательстве и требованиях к подготовке документов для усыновления;

Получают колоссальную моральную поддержку и завязывают массу интересных и полезных в последствие знакомств.

6. Что происходит после окончания курсов

После окончания нашей Школы приемных родителей наши выпускники могут обращаться к нам за советом, поддержкой, за любыми рекомендациями, и, как правило, все они такую связь поддерживают. Мы всегда идем всем навстречу и очень рады, когда оказываемся полезными. Кроме того, «новые семьи» становятся участниками различных мероприятий и конкурсов, организуемых нашим Центром.

В этом году уже состоялась первая Школа для кандидатов в приёмные родители. Четырнадцать человек, из них пять супружеских пар, успешно прошли обучение и получили свидетельство, дающее право на принятие ребёнка в семью. Пожелаем им успеха!!!

Ольга Еремеева

Все права защищены ©
2010-2018 ОГБУ ДО «МОСТ»
г. Биробиджан, ул. Пионерская, 35
8 (42622) 6-02-11, 2-15-04,

Рейтинг@Mail.ru   Яндекс.Метрика